- Правдивая история, рассказанная одним моим знакомым –

Джон Редклифф, гражданин США 35 лет от роду, жил во Владивостоке. Филиал американской фирмы компьютерных игр. Русские разработчики. Он руководил процессом. Город ему нравился. Красивые старинные здания. Что-то вроде Сан-Франциско. А какие девушки! Когда-то Джон состоял в секте мормонов, где разрешалось иметь много жён. И Джон дружил сразу с несколькими девушками. Красавицы. Русским девушкам нравились американцы. Когда в город прибывал «по обмену опытом» очередной корабль ВМФ США, и моряки сходили на берег, их уже через 20 минут «разбирали» местные гёрлз. Стройные американские моряки в белоснежной форме и с такими же улыбками. От них пахло дорогим одеколоном. Знакомство с ними обещало перспективы. Они дарили электронные адреса…
С которых никогда не приходило ответов.

Однажды новая сотрудница Катя предложила Джону поехать в лес на пикник. В составе лучших членов коллектива. Барбекю. Баня. Ночёвка в романтическом русском бунгало.
– Что такое баня? – спросил Джон.
Ему подробно объяснили.
«Ладно, там жарко, как в Неваде, но… нет душа!»
Это было ужасно. Однако фирма требовала от него «вхождения» в коллектив, участия в корпоративных вечеринках и праздниках. Он должен быть вместе с народом, что повышает производительность.
И Джон согласился.
И вот на своём громадном «Лексусе» он катит на пикник. А народ на подержанных «японках»…

Дорога кончилась через 50 километров от города. Разбитая лесовозами грунтовка. «Лексус» заскрипел, закачался… Редклифф нахмурился.
«Русский экстрим».
Остановились на небольшой «перекур».
– Здравствуй, лес! – закричала девушка Катя, воздев руки к могучим кронам.
Народ высыпал из машин. Появилась бутылка виски.
– Шеф, присоединяйся!
Веб-художник Лёша вручил ему полную рюмку.
«Мм… Я же за рулём!»
– В лесу водятся медведи. В лесу не водится ГАИ! – продекламировал кто-то, угадав его мысль.
Не угадали. Джон думал о клиренсе…

Однако ехалось, как ни странно, лучше. Джон даже взлетел на пригорок, дымя колесами. С прогала открылись дали уссурийской тайги. Поздняя осень. Всё в золотых и красных лоскутах…
«Почти Кентукки. Становлюсь романтиком. Хорошо!»
Показалась большая поляна с избами. Резные «вензеля» наличников…
Прибыли.
– Вот там отель, а это – баня, – просвещает начальника сисадмин Фёдор. – Есть также прудик…
Джон поёжился. К прудику от бани вели стёртые ногами ступени.

И появился на веранде стол. На нём бутылка виски и три водки. Закуска всякая. Скамьи. Джон сел на край, отдельно. Выпили. Все залпом. Он же «цедит»… Как принято в Америке.
– Ну а теперь споём!
Девушка Лиза достала гитару.
«Сползаает по крыше старик Козлодоев»…
Затянули хором сотрудники.
Джон вслушивался в текст. Недоумевая. Гм. Какой-то неудачник, никчемно проживший жизнь. Как можно об этом… Где хеппи-энд?
«Сегодня в белом танце кружимсяя, ааа… наверно мы с тобой подружимсяя, аа-а…»
О, странные русские песни!

Когда-то Джон был мормоном. Белая рубашка, тёмные штаны, галстук. Послали проповедовать учение в Россию.
– Здравствуйте, Вы говорите по-английски?
Почти все русские не говорили. Он приглашал их на языковые курсы. Некоторые фразы были о боге. Потом гостям как бы случайно подкладывалась Книга Мормона…
Потом многие русские уходили.
– Джон, давай ещё по рюмочке!..
Русские верили в Святую Троицу и неохотно меняли веру. Им даже не нравилась почему-то на улице строгая форма мормонов и ранцы.
Джон часто ходил с фингалом…
– Шеф, ты уснул что ли? Наливаю…

Настала пауза в застолье. Все пошли в лес любоваться природой. Кто-то ищет грибы…
Бухгалтер Пётр, в бейсболке фирмы, уводит тихо Джона в сторону.
– Шеф, ненадолго. Знаете ли Вы…
Рассказывает о компьютерных программах по бухгалтерии. Вопросы оптимизации…
«Одно и то же».
Они пронзают осень по лесной грунтовке. В глазах Джона снова встают Кентукки. Там осталась девушка, которую он любил.
Когда-то он влюблялся…
– Джон, стойте! Слушайте…
Трубит какой-то зверь в таёжной дали. Бухгалтер странно счастлив.
– Это же изюбрь!
Большой олень.
«Чудесно… Жаль, не любят геймеры оленей. Мышей летучих – Бэтмена им подавай!»

А возле изб кружат с охапками палых листьев девушки.
Наполняются новые рюмки.
– Босс, мы научим тебя произносить тосты! – шепчет ему захмелевший сисадмин.
Встаёт.
– Господа…
– Иди на фиг!
Сценарист Павел, главный хулиган и повеса фирмы, усаживает его обратно.
– Ты опять про евреев, а я вот скажу…
Он повествует, как отправились в лес два охотника и встретили… блондинку.
«Гм, в лесах Кентукки не водятся блондинки».
Зато они нередко встречались в окрестностях. Время от времени Джон изменял своей девушке…

– Ха-ха-ха! – раздался громкий хохот коллектива.
Паук «присел» на паутине, ощутив вибрации. Убегал в таёжную глубь изюбрь.
– Джон, теперь твой тост. Давай! – потребовал осмелевший сисадмин.
«Мой тост… Мой… Как же странно это».
Американец встал и поднял рюмку.
– За вас!
Помолчал.
– На здоровье!..
Помчал назад паук в свой домик. Пахнул мангал.
Впервые в жизни Редклифф выпил залпом. И закусил солёным корнишоном.

Далее последовал тост Фёдора о Маше, которая рыла котлован… Тост супервайзера Оли об анестезиологе, встретившем стюардессу…
И все пошли в баню.
Джон побаивался этого аттракциона русских. Но не догадывался, что его ждёт.
В предбаннике было плюс 70.
«Где кабинка для переодевания?»
Русские скинули с себя одежду, повесив на гвоздики. Девушки, правда, закрыли низ простынями.
Джон ничего не знал о нудизме в России. Это было открытие… Феномен сей ему нравился, и в детстве он даже смотрел в бинокль на нудистский пляж.
Он разделся…

– Вперёд!
Веб-художник нырнул в клубы пара «внутренней» комнаты. Там Ад. Джон вспомнил старую мормонскую молитву. Закрыл глаза.
И шагнул вслед.
Аааа!.. Оо. Оказывается, здесь можно выжить. Если не открывать глаза и не дышать.
Кто-то бьёт себя веником. Плескают ковш воды на камни…
Джон пробкой выскакивает в предбанник.
А тут пять девушек на лавке ожидают своего «захода». Все топлес. Красивые русские груди.
Джон снова зажмурился. Голова кружилась от водки и чего-то неведомого, играющего в глазах русских женщин…

– Уфф… Классно! – выскочил из предбанника Фёдор.
Сграбастал вдруг начальника и потащил его на улицу. В пруд…
«Нет, нет! Только не это! Ноу!»
Фёдор толкнул Джона в ледяную воду и прыгнул сам.
– Ооо! Ууу!
Посыпались с неба жёлтые листья. У Джона остановилось сердце…
Он выскочил на берег. С выпученными глазами побежал снова в тёплый предбанник.
А там обнажённые русские Венеры. Их взгляд все более странен…
– Джон, – мягко произносит Маша, – ты умеешь делать массаж?
Массажисты в Америке стоят очень дорого. Его знакомый работал в клинике, где делал лечебный массаж. У него был большой дом и катер.
Джон не хотел делать массаж бесплатно.

Тут появился Фёдор и начал делать массаж Маше, втирая ей в спину какое-то пахучее масло.
Редклифф предпочёл снова нырнуть в парилку.
«О, ноу… ноу… Эти русские угробят меня.
Я не отличаюсь богатырским здоровьем.
Когда я был мормоном и на меня нападали русские…
Я убегал».
Ему почему-то стало стыдно своей слабости. Другие мормоны были тренированы. Они смело бились с русскими и даже выходили победителями…

Джон снова вышел на улицу. Наступала ночь. На небе высыпали ослепительные таёжные звёзды. Подмораживало.
В Кентукки начинался сбор кукурузы…
– Шеф, сто грамм! За мать-природу…
Бухгалтер Пётр с недопитой бутылкой водки «накатывал» на него, закрывая небо.
Джон сидел на полу. Оказывается, он упал. Голова кружилась.
Он был пьян.
– Петер, ноу…
– Йес, Джон…
Йес. Он опрокинул в себя полную рюмку.
Мимо проплывали к пруду прекрасные Венеры. Их тела изгибались и округлялись, как в компьютерной графике.

– Йёё! Я с вами!!..
Он плюхнулся в пруд. Вода была удивительно тёплой. Вокруг плавали, ударяя хвостами, русалки.
– Раша гуд! – заорал он вдруг на весь лес. – Раша фантастик…
– Ай лав ю, китти – шептала ему на берегу холодная Маша.
Руки её обвили шею начальника…
Джон «отрубился».
Его принесли в предбанник. Он крепко спал, лежа на скамье. Маша гладила его мокрые волосы.
Внезапно, в каком-то лунатическом «трансе», он вскочил с места, рванул в парилку, и…
Раскалённая печь коснулась его нежной задней округлости.

Джон Редклифф поступил в приморскую краевую больницу с ожогами второй степени.
Маша носила ему передачки.
Это был роман.
Через месяц его вызвали в Америку.
Как виртуальный бэтмен он растворился в ландшафтах Кентукки, оставив ей электронный адрес…